Владислав (rybolovlad) wrote,
Владислав
rybolovlad

Categories:

Лед и пламень. Первый перевал в жизни.

Подобравшись к леднику вплотную посещало меня некое благоговение:
Вот передо мной лежат льды, которые, возможно, не таяли лет двести, триста, пятьсот. Кто знает?
Может вмерз в них какой киргизский питекантроп, а может древний пещерный медведь или муха ЦЦ. Кто я такой и какого хрена потревожил эти величественные скалы и льды своим присутствием? Что делаю среди этих монументальных и загадочных гор в сердце столкновения титанических сил, коими являются огромные платформы - тектонические плиты.
Сколько веков этим снегам, не тающим под палящим ультрафиолетом, который так жесток на высоте?
Но это сейчас тут такие философские вопросы рассусоливаю, а тогда все эти рассуждения проносились быстро и неосознанно на подкорке, и просто шагал за товарищами навстречу неведомому белому полю ледника, немного труся и переживая.






А ещё воду прихлебывал из ручьев. Она сладкая, прямо обалдеть. Самая вкусная вода в мире. Но зря, лучше бы терпел.



Два Сергея перешли ручей.



За ними Миха и автор этих строк, так боявшийся промочить ноги. День обещал быть и жарким и холодным одновременно. Солнце нещадно жгло в разряженном воздухе, а от земли шёл холод.



Чем выше, тем тише. Только ручей звенит хрусталём. Звуки совсем другие. Ничего. Ни шелеста травы, ни чириканья птахи. Только мелодичный перезвон струй воды.



Отошёл совсем немного, и звон пропадает.



Шли по морене по краю ледника.



В детстве видел фильм не то из "Клуба Кино путешественников", не то из "В мире животных". Советская документалистика про путешествие к истоку Волги. Мне запало в детский мозг, что у рек есть начало и конец. Хотелось пройти вдоль какой-либо реки на Алтае от начала и до конца. Или от конца и до начала. Но не судьба - все выезды были фрагментарными, никаких длительных путешествий. Так же старинный фильм "Волга-Волга" был мечтой детства и поводом для путешествия. И если на плоту мне удалось сплавиться по прекрасной реке Вятке, то вот и свершилось ещё одно юношеское желание - достиг истоков рек. Здесь начинается один из притоков Чонтора, который превратится ниже в Сокулук. Река, пройдя через Большой Западный Чуйский Канал, сквозь Сокулукское водохранилище, сквозь водохранилище Спартак вольется в реку Аксу и побежит дальше, чуть ли не к озеру Балхаш. А сейчас я здесь, в самом начале жизни, которую дает вода. Никто не может без воды: ни трава, ни деревья, ни зверь, ни птица, ни червяк, ни человек. Но пока это сосульки из хрусталя и алмазной чистоты вода.



Это сейчас посидел, карту полистал, почитал в интернете про реки Средней Азии. А в горах - раз, и уже на леднике.
Два Сергея и Михаил бодро перешагнули на ледяной панцирь.
Здесь могут быть трещины. Тем более лёд укрыт снегом, который шёл все дни до этого, пока нас мочил дождь на более низких высотах.




Ну и мне пора перебираться на лёд.



Вот и первая трещина. Сергей прощупывает глубину и опасность при помощи альпенштока-ледоруба.



Снег достаточно плотный и трещина проходится легко, без эксцессов.



Идем по краю ледника, а не в лоб. В середине может быть много скрытых трещин. До встречи со мной они неделю ходили на другой перевал.
Один из членов команды провалился в трещину, но были в связке, потому всё обошлось.




Кошки одевать не стали. Лёд надежно укрыт плотным слоем снега, который постепенно стал впитываться в обувь.
Эвона какую тропу натропили.
Больше следов нет. Ни козлов, ни птиц, ни грызунов, только кучка пешеходов.



Солнце жжёт , отражаясь от снега. Небольшой привал.



Надеваем очки, но для меня немного поздно - уже начало резать глаза. Кто ловил зайчиков от сварки, воруя карбид у сварщиков для изготовления доморощенных бомб и ракет в далеком детстве? Вот нечто похожее - глаза слезятся, смотреть тяжело.



Самые брутальные средства защиты глаз у Гены и у Михи. Никаких Гуччи и Габаны - газосварщики в деле.



Экипировались очками и вперед, под острыми зубьями скал.



Горы - живой организм. Ещё на рассвете, когда солнце выходило и озаряло постепенно камни и лощины, заметил, что то тут, то там начали осыпаться камни. Припекло, где-то подтаял снег или просто от нагревания чуть изменился объем тела - и всё. Посыпалось... и вместе с продвигающимся солнечным зайцем по склону небольшие осыпи слышались на новых освещенных участках. Так и сыпятся камни многие века.





Но тут же лежит недвижимый лёд. Хотя ледники тоже движутся, только медленно и незаметно, сползая всей своей гигантской громадой.
Белизна слепить начинала всё больше.



На кратких привалах оторопь берет.
куда забрался?




над головой остроконечные зубья, а между ними прокатились колобки - маленькие дети-зародыши будущих лавин.



В некоторых местах лёд разрезан глубокими трещинами.



А вдалеке осталась чаща ущелья с синими ледниковыми озерами.



Картинка. Просто картинка, коих множество предлагают для обоев рабочего стола. Мне за эту картинку надо было идти пять дней до судорог в ляжках, не жравши.
Кайф
Тем она мне и дорога.



После участившихся встреч с трещинами и похолоданиями утепляемся и обвязываемся веревкой. Мои очки, которые взял с собой, ещё внизу Витя очень скептически оценил, сказал:
- Это ты на пляже будешь лежать в них, если ещё на Иссык-Куль приедешь. На-ка тебе другие.
Сейчас пристегну пояс монтажника к веревке на карабин и алга.



Попался ручей-трещина, укрытый снегом. Михаил, как направляющий нашей группы, пошел первым и провалился в ледяную воду, что бежит под снегом.
Левее видно его след. Ноги насквозь. Сергей Чиканов (Воронеж) осторожно переходит трещинку в другом месте. И удачно, дальше все без проблем и ванночек для ступней.




каждая скала - произведение искусства. В этой видна пещера на высоте недоступной человеку. Что в ней есть? Гнездо орла? Кости воинов эпохи Македонского? Или пластиковая бутылка из-под спирта, привезенная чабанами? А может тролль сидит?
Хотя все тролли нынче сидят в интернетах. Оно безопаснее, теплее, и снега и ветры не мешают пить пиво и троллить.



Рерих вылез однажды в горы, а потом писал картины всю жизнь.
Понимаю.




Между черным острым зубом слева и небольшой грядой справа - перевал.
Для меня в мыслях ещё дома, когда собирался в дорогу, и все дни долгого пути было представление, что перевал это апогей всего путешествия.
Что путь до него будет труден и долог, полон трудностей и лишений, но вот ты достигнешь его - и случится что-то сказочное.
Ну вроде как в сказке "Властелин КОлец" - герои лезут мимо врагов, ползут сквозь болота, перебираются через горы, и в конце, сбросив кольцо в жерло вулкана, освобождают мир от зла.
И вот моя точка притяжения рядом.



Глаза стали болеть просто катастрофически. Один слезился не переставая, и почти не мог его открыть.
Вокруг наступило полное белое безмолвие - только хруст шагов товарищей впереди и сзади.
Хотелось смотреть вокруг, но смотреть приходилось сквозь острую боль и слезы.
Из-за хребта вылетел большой ворон  и дал круг почета над нашими головами. Мне показалось седым его оперение снизу, но возможно это была галлюцинация - солнце слепило, глаза болели, обожженные без защиты озонового слоя или что там нас бережет на меньших высотах.



Скала с пещерой всё ближе.
Но никто из нее носа не кажет.



По максимуму шли вдоль хребта, окаймлявшего ложе ледника.



Но пришла пора идти в лоб, посередине. Из-за снега увесистые кошки, что примеряли и подгоняли по размеру ноги в самом начале похода, не понадобились. Очень часто лёд бывает голым, но мне не довелось познать прелестей ходьбы в кошках, протаскав их всё путешествие за спиной, на дне рюкзака.



Краткие привалы. За мной шёл Сергей Дьяченко (Кыргызстан) и только в конце он сделал мне замечание - я все время выкидывал вперед веревку, которой мы были связаны, чтобы она не свивалась кольцами и не мешала мне. Так не делают, каждый раз дергал его, как бы подавая сигнал опасности.
Но первый раз же в горах - надо было сразу рявкнуть.



Привалы краткие, чуть посидели и вперед. Замыкают, как всегда, Ирина и Гена.





Высматривал какое-либо животное, но тщетно. Ворон улетел и больше не показывался. Видимо мы не интересны ему в живом виде. Вот если бы мы того, скопытились, наверняка стали бы объектами его любопытства.



Хотя нет, вот попалось последнее залетевшее существо. Но оно замерзло, видимо случайно занесенное сюда порывами ветра.



А это впереди идущие - Сергей, и Миху плохо видать с ногами в ледяных ботинках.



Нам повезло - мы не попали ни в одну трещину, кроме Мишиных намоченных ног других проблем не было. Погода стояла идеальная - полный штиль и восхождение было комфортным, неторопливым и размеренным.
Уже клыки, обозначающие место перехода совсем рядом.
Под клыками - край ледника Бергшрунд.





Нам повезло из-за плотного снега, набившегося в эту трещину, где ледник оторван от скалы. На тот момент не понимал всей важности перехода этой глубокой дыры между массивом горы и тоннами льда (минус моим учителям, надо было дать люлей заранее).
Первым через неё перебрался Миха, потом Сергей, после я.
и замешкался: на краю Бергшрунда были какие-то следы. Не то козел, не то крупная птица. Не похоже на то, как обычно скатываются колобки снежные с края горы. Стоял, старался как можно сильнее приблизить и заснять.
Сзади меня покрыли матом:
- мы в связке и моя остановка застопорила Гену в самом опасном месте - на середине бергшрунда.
При помощи пинков и такой-то матери быстро продвинулся вперед, забросив свои псевдонаучные опыты по изучению фауны и флоры хребтов Тянь-Шаня.



Край другого ущелья. За этими скалами спуск вниз.



А вот и Михаил первым подходит к самому перевалу. Мне стал открываться вид в расщелину перевала. И меня охватили два совершенно противоречивых чувства на фоне подходящего Миши к краю моего первого перевала.




Подобравшись к тому, что казалось мне завершением важного и сложного этапа, сидел и охреневал:
Внутри меня всё кипело от великолепия открывшегося вида.
Впервые сидел на высоте 3960 метров (Так определил треккер в руках Гены - некоторые интернет-ресурсы пишут, что 3992)
https://caucatalog.ru/base/100-letiya_frunze_pass.htmlСидел, и меня распирало чувство гордости от того, что смог дойти, не заныл, не развернулся назад.
Сидел и восхищался великолепием открывшейся котловины с ледниками и озерами внизу. От величия опоясывающих это ущелье скал, от крутости вида и волшебства.
От того, что все мы сейчас НА ВЕРШИНЕ МИРА. Что для того, чтобы оказаться выше всех людей, не надо идти по головам, кого-то унижать или обманывать, достаточно собраться с силами и просто взойти на самый верх.
А второе чувство, которое клокотало и шевелилось внутри:
СКАЗКА КОНЧИЛАСЬ! С какого ХРЕНА СТАЕРОСОВОГО я решил, что ПЕРЕВАЛ ЭТО АПОГЕЙ?! Почему все время в душе теплилось представление, что дополз до вершины и там, за чертой - РАЙ? Что за чертой перевала откроется долина с пальмами, гуриями, пляжами с белым песком и порхающими купидонами?
Там, дальше - АД вместо рая. Капец. Там вниз ползти по сыпучке надо. Под острым углом съезжать на жопе. И это надо делать СЕГОДНЯ. Либо здесь спать, на этих камнях, в этом снегу.




АААААААААААА! да с чего мне все казалось, что жизнь это кино? Долез до вершины и хеппиэнд?
Да подъем по леднику со слезящимися глазами это просто нежная прогулка влюбленных по весеннему парку под ласковыми облаками по сравнению с тем, что предстояло впереди.
Ад, конечно, это преувеличение. Но просто никакого волшебного окончания не предвиделось. Предстоял тяжелый спуск.
Ишачка, как говорил Гена.
Но красиво же.
Волшебно.
И немножко страшно.



Зуб-ориентир, что был виден ещё вчера и торчал указательным перстом к перевалу.
Под ним голова Михи.



Ещё раз вид на долину.



Справа стоял тур. Сложенные пирамидкой камни, под которыми оставляют записку те, кто проходит перевал, снимая записку предшественников.
Миха достает письмо. Раньше он рассказывал, что иногда можно было найти записку, которую оставили за 15 лет до тебя. То есть пятнадцать лет в этом месте не ступала нога человека. Но это было в конце 70-ых. Сейчас человек проникает во все уголки планеты.



Решили вскипятить воды. На заднем плане один из Сергеев топит снег на газовом примусе, чтобы вознаградить всех участников похода просто теплой водой.
Мы готовимся с Мишей узнать, кто и когда проходил здесь до нас.


Сказку про кощея знаете?
В сундуке заяц, утка в зайце,в утке шкатулка, в шкатулке яйцо, в яйце жызнь!
Так и тут.



Товарища Фреймана С.И. теперь нашел через интернет, даже переписываемся, очень увлеченный туризмом и его историей молодой аспирант МГУ.

Судя по фото (см ссылку выше) - немного безбашенный.


Мужики совещались - вбивать ли крюк и натягивать ли страховочную веревку, по которой спускаться.
В глубине души был, конечно, за всякие ништяки, сохраняющие любую человеческую жизнь и мою в частности, в целости и сохранности. Но в разговоры старших старался не встревать, ибо не владел предметом в полной мере. Решили спускаться без страховочной привязи, на близком расстоянии друг от друга, так как возможны осыпи камней, чтобы камень из-под ног не разогнался и не пробил башку впереди идущего необходимо будет идти на расстоянии метра-полутора друг от друга. Гуськом и очень внимательно.
Миха как всегда порадовал:
Смотри, какой чемодан.
Какой, нахрен, чемодан?
Камень висячий, живой. Он может в любой момент сорваться. "Чемодан" это сленг.
Посмотрел, а там глыба с хороший джип над головой висит. Вернее прямо над местом нашего спуска. И когда-нибудь этот "чемодан" полетит. Может это будет через сто два года, может послезавтра, может через четыре месяца и один с половиной день.
А может через полчаса, когда мы, напившись кипяченого снега, полезем вниз.
Что бы сказал товарищ Энштейн с его теорией вероятности?




Пьем воду, отдыхаем, собираемся с силами. У меня отпустило глаза, наверное очки помогли.



Это ждет нас впереди. Судя по тому, что мне сказали спрятать в рюкзак фотоаппарат и бинокль, которые таскал всё это время на груди, обмотав предварительно мягкими вещами, спуск обещал быть не самым приятным.



Внутри немного сжималось от волнения, но в туалет не хотелось - уж больно мало мы ели все эти дни, поэтому можно было не переживать о "медвежьей болезни" со страху.
Хочется запустить интригу и написать "а спустились мы или нет вы узнаете в следующей серии".
Но нет, мы спустились, иначе кто бы писал эти нелепые пасквили в интернет?
А вот насколько трудным был спуск, как легко или тяжело прошли скачки по покрытой снегом живой морене, которая образовалась на месте ледника, действительно расскажу в следующий раз.
И так пройдена самая высокая и захватывающая точка маршрута - Перевал им. 100-летия гор. Фрунзе.

Следующее фото было сделано лишь через большой отрезок пути, на первом привале, когда распечатал рюкзак.

DSC_0182.JPG

Tags: История, Киргизия, Культура, Позитив, Путешествие, Снег, Снег., Я, буддизм, горы, еда, жизнь, звери, лето, люди, насекомые, небо, погода, природа, птицы, рассвет, религия, снег, толерантность, экология
Subscribe

  • Первый лёд

    На неделе встал лёд, и из-за крепких минусов в понедельник-вторник уже к среде знакомые пенсионеры ловили щук на жерлицы и дразнили трудовой народ…

  • Закрыл сезон

    мокрой воды. Наверное. Нынче ни в чем нельзя быть уверенным. В ноябре катались на лодке, а лет четырнадцать назад в начале ноября по крепкому…

  • Вазуза в октябре

    Год не рыболовный от слова вообще. В горах был, какие-то заботы, то что-то чинишь, то по дому дела, ещё какая-то хренотень. Лодку с мотором спускал…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Первый лёд

    На неделе встал лёд, и из-за крепких минусов в понедельник-вторник уже к среде знакомые пенсионеры ловили щук на жерлицы и дразнили трудовой народ…

  • Закрыл сезон

    мокрой воды. Наверное. Нынче ни в чем нельзя быть уверенным. В ноябре катались на лодке, а лет четырнадцать назад в начале ноября по крепкому…

  • Вазуза в октябре

    Год не рыболовный от слова вообще. В горах был, какие-то заботы, то что-то чинишь, то по дому дела, ещё какая-то хренотень. Лодку с мотором спускал…