Владислав (rybolovlad) wrote,
Владислав
rybolovlad

Category:

Кони, галки, еда в горах и конец хорошей погоды.

  После того, как перешли реку Чонтор, нежные не покрытые снегом вершины остались позади.






Из-за хребтов свалился вездесущий туман, и горизонт перестал просматриваться.
Моя надежда на то, что ледяные хлюпающие ботинки быстро просохнут после брода, улетучилась.
Миха как шел с подвернутыми штанинами и полными ботинками, так и шёл. Моему более изнеженному городскому телу требовалось носки и стельки выжать.
Но все равно не комфортно ходить.



Опять новые цветы пошли. При подъеме на каждые 100-200 метров, при поворотах в новые ущелья меняется растительность, общее ощущение места. На равнине такие перемены возможны лишь при преодолении больших расстояний. Чтоб степь сменилась лесом, или чтобы характер леса с лиственного на хвойный изменился, надо пройти какие-то определенные километры. Бывают, конечно, и на равнинах исключения - соседства бора со степью резкие , как на Алтае в ленточных борах. Но это редкость.  А тут реку перешел по колено, взобрался на сотню метров вверх, и все по-другому. И так постоянно.



Началось горное болотце. Ручей разливается по небольшому плато, и вот уже и болото готово.



Впереди, в разрывах тумана показались новые снежные горы, и лошади на горизонте.




Появились редкие оранжевые цветы под ногами, которых до сих пор не было.



И ещё горечавки разные.



Так как перед нами оказались обширные альпийские луга, местами попадались норы сурков. Интересно, а лошади не отбирают у сурка корм?
И те  и другие едят траву, кормовая база должна пересекаться.




Лошади были все ближе, но горы выходить из-за завесы облаков не собирались.



Часть растений давно отцвела и стояла в семенах. Август все-таки.



Ни одного на тот момент знакомого цветка. Это сейчас нагуглил, и то меньше половины названий.



Лошади с горы.



Кипрей опять встретился. Он же Иван-чай. Любимое растение одного рыболова с Алтая, по имени Юра.
Каждый год он собирает и сушит. А я каждый год собираюсь, и пока соберусь, он уже отцветает.



По долине было идти легко, но холодно.



Ура! Мне кажется или это одуванчик?
Братья ботаники, вы где?
Верно ли я определил сиё желтое чудо на высоте около 2800-3000 метров?
Просто для тех, кто не в теме - у одуванчиков видов вдвое больше, чем способов пожарить яичницу.
Стопятьсот разновидностей одуванчиков есть на свете, оказывается.



Достаточно быстро рюкзаки Миши и двух Сергеев замелькали среди табуна.



Остановились полюбоваться на красавиц горных лугов. Все таки лошадь грациозна и прекрасна. Если когда-то будет время, обязательно научусь ездить верхом. И дайвингу, само собой.




кони и туман



Сидим. Мужики курят. Лошади любопытно раздувают ноздри и вокруг нас кучкуются.



Миха и кобыла.



Совсем близко подошли, морды тянут.



Замечательное животное.



Некоторые взбрыкивали, гонялись друг за другом, кусались.






Но нам пора дальше идти по промозглому лугу.
Лошади, до свидания.



Гриб-дождевик. Высота примерно 3000 метров. Самый горный гриб в моей жизни.



Лошадиные тропы на холмах.
Кони ходят пастись упорядоченно, может даже строем, когда чабан спит.
Почему-то не снял строение, где чабаны останавливаются. А жаль, какая-то нелепая хижина из шифера и профнастила. Сарай жуткий, но все лучше, чем на улице. И попробуй туда завезти облицовочный кирпич и черепицу.
Именно такой когда-то представлял Шотландию почему-то.
А это Кыргызстан, детка.



Ещё один небольшой табун встретили чуть выше.



Немного разветрило.



Началась горка. Ещё мужики называют это "ишачка" и в целом горный туризм, как самый ишачий спорт характеризуют. Альпинисты они лезут тяжело, опасно, но коротким путем.
А турист он идет долго и по ишачьи - влево-вправо, вверх-вниз и вверх, вверх, вверх, влево-вправо. И ещё как ишак тащит все вещи на много дней пути на горбу своем. Так и ишачили.
Арча совсем низкорослая пошла. При этом стволы как у полноценных деревьев, в конце рассказа увидите.



Это сзади вид остается. Мы в тумане шли вдоль этой горы, у подножия осталась речка Чонтор.



"Властелин Колец" где снимали?
А могли бы в Киргизии.



Не помню название горы. Но рядом пик Молодая Гвардия. С ледниками и вьюгами, пока ещё не видна.



Ира и Гена замыкают. Взгляд назад, на долину болот, коней и тумана.



лишайники  в причудливом узоре на камнях.



Многолепестник оранжевый. Кусочек солнца в холодных горах.



Ни шагу назад.



А по ущелью полетела огромная стая альпийских галок. И у них очень мелодичные, музыкально-булькающие крики. Прямо будто не родственники ворон, а нечто певчее летит и перекликивается. Будто хрусталь позвякивает неторопливо.



Где-то здесь должны жить тролли и гномы.
Чем выше, тем реже здесь бывают люди.



Точки галок на фоне суровых каменных скал.



Улетают только им ведомо куда.


 Вот и лошади остались позади.



Зато новые виды цветков горечавки звездами стали попадаться под ногами. Правильно - до звезд уже рукой подать, вот они и падают на землю, когда тяжелое снежное облако задевает их своей тушкой.



Стал попадаться снег в ямках и вдоль ручьев. Поднялись на место ночлега. Это была последняя стоянка, где есть дрова, как сказали старшие товарищи. Туман лег совсем плотно, и стало знобить. Так что зуб на зуб не попадает. Вроде и подштанники скорее надел, вроде футболка, поддевка что вместе с кальсонами в комплекте, флиска, куртка, шапка вязанная. Ботинки мокрые скорее снял, кроссовки на шерстяной носок натянул, а колбасит так, будто неделю с коронавирусом. Озноб и все тут, руки дрожжат, ëжит и ëжишься.



Здесь надо упомянуть про питание и быт в нашем походе. Не знаю, как у других туристов заведено (это мой первый опыт), но с едой у нас было очень строго, и если в первый день и курицу трескали, и арбуз, то в последующие всё очень сурово было. С утра по паре кусочков колбаски, как на бутерброде в советской столовой, лепешка на шесть человек и чай. В обеденный перерыв- опять горячий чай, изюма по горсточке,
курага или пара фиников каждому. И только вечером две банки тушенки с обжаркой лука, вываленные либо в кашу, либо в суп. И лепешка снова.
И обязательно водка.
Я знал много шуток про спирт и альпинистов со времен СССР. Но, оказалось, что после изнурительного дня, когда ляжки с непривычки под вечер начинает сводить судорогой, и сил нет - просто охота лечь и не вставать, упасть и сдохнуть, алкоголь расслабляет, появляется аппетит. И снова хочется жить!
И да, каша от повара Гены Медалиева - самая кашная каша в мире. В мой прожорливый желудок она падала, как камень с вершины Молодой Гвардии в долину Чонтора.



На следующем фото видно, что для человека огонь. Огонь это жизнь. Крепкие и извилистые, мощные стволы низкорослой арчи дают живительное тепло. И мы пытаемся просушить и согреть все вещи - особенно обувь и носки после двух переходов рек.



Так как за водой надо ходить далеко на реку, то на фото ниже почти тоже самое, что выше, но с одним изменением. Котелок с кашей превратился в посудомоечную машину. Чтобы не мыть посуду в ледяном ручье, тарелки укладываются в котелок, вода кипятится, и тарелки регулярно перемешиваются. Такая автоматика.



И третье аналогичное фото. Оно показывает то, каков был вид вокруг без преукрас. На первых двух как мог добавлял яркость и резкость, чтобы показать наши дрова, каждое из которых это отдельное произведение искусства, ботинки в виде икебаны. Но на самом деле плотность тумана такая, что не видно было ничего на расстоянии трех метров. Просто хоть глаз выколи. И все это плотное, мокрое и ледяное.



После горячей каши мы разошлись и приложились к запасам чачи Воронежского Сергея. Он вырастил сам виноград и сам же перегнал его в ядренейший первак. Время пролетело быстро, к моей радости распочали ещё и банку шпрот (уж больно хотелось жрать. Именно жрать, а не есть или кушать). А потом я вышел на улицу и обомлел.
Стоял и жалел, что выпил. Передо мной было ослепительное горное небо. Ветер прогнал туман и оголил пронзительные, холодные и яркие звезды. Растущая луна светила кратерами мертвецким синим цветом. Над хребтом возвышалась Большая Медведица, да так, будто можно добросить до неё осколком камня, коих великое множество лежит под ногами. Никогда прежде не видел такого неба. И казалось:
Вдруг протрезвею и забуду это великолепие. Вдруг это эйфория от виноградных спиртов?
Сходил за биноклем и глазел на Луну и звезды, на Млечный путь, мерцающий мириадами огоньков.
Так и лег спать, завернувшись в спальник, обомлев от небесных светил.
Ну а какое было утро, расскажу при случае.



Tags: covid, Водка, Киргизия, Позитив, Путешествие, Снег, бабочки, водопады, горы, дорога, еда, жизнь, звери, лес, лето, лошади, люди, насекомые, небо, погода, природа, птицы, снег, экология, эпидемия
Subscribe

  • Лед и пламень. Первый перевал в жизни.

    Подобравшись к леднику вплотную посещало меня некое благоговение: Вот передо мной лежат льды, которые, возможно, не таяли лет двести, триста,…

  • Пятый день - рассвет и пищуха

    Ну оставим пока в покое золотую волшебную осень Подмосковных лесов и вернемся в августовский Кыргызстан. Гена на привалах доставал из-за пазухи…

  • В субботу

    Катался с рыболовом старой школы Коляем. На древней же лодке весельной. По хорошему дело было не в рыбалке, а мне надо было к нему на дачу увезти…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • Лед и пламень. Первый перевал в жизни.

    Подобравшись к леднику вплотную посещало меня некое благоговение: Вот передо мной лежат льды, которые, возможно, не таяли лет двести, триста,…

  • Пятый день - рассвет и пищуха

    Ну оставим пока в покое золотую волшебную осень Подмосковных лесов и вернемся в августовский Кыргызстан. Гена на привалах доставал из-за пазухи…

  • В субботу

    Катался с рыболовом старой школы Коляем. На древней же лодке весельной. По хорошему дело было не в рыбалке, а мне надо было к нему на дачу увезти…